Дорога длиною в жизнь. Глава 22. Дневник, или Заметки монстра. Послесловие

Литература

Влад Щукин фотоВлад Щукин фото

После того, как меня понизили в должности и выгнали с Олимпа, а точнее из приемной главного редактора ГТРК «Ямальский регион» на первый этаж, отношение некоторых коллег ко мне резко изменилось. Почти каждый день меня встречали непонятные приходы и подставы. Создавалось впечатление, что травлю организовал сам вождь. Были и те, кто говорил, что это своего рода испытание: выживешь или уйдешь. Якобы его просмотрели почти все сотрудники радиотелевизионной компании. Поначалу я чувствовал дискомфорт, но для себя твердо решил, что не сдамся и приму условия этой странной игры. И посмотрим, кто, в конце концов, выживет. В переносном смысле этого слова. Подсознательно мне понравился этот вызов.

В то же время, в свободное от интриг время, я продвигал изданную книгу. Тем самым подливая масла в огонь и еще больше раздражая главного редактора.

Моя подруга, коллега из ОГТРК, журналист Марина Лонгортова взяла у меня интервью для своей радиопередачи, а также сделала два материала: для районной газеты «Красный Север» и литературного альманаха «Обская радуга», в котором публиковались почти все ямальские писатели. Я тоже удостоился этой чести. Помимо интервью, в журнале были опубликованы несколько глав книги.

Представляю вашему вниманию свое интервью, которое я собрала из двух материалов, подготовленных Мариной Лонгортовой.

Что делает нас сильнее?

– Михаил, мне не нравится это слово, но события, описанные в книге, меня потрясли. И, что бы вы ни говорили о художественной литературе, читатель уже с самого начала рассказа понимает, что многое из того, что вы написали, не выдумано. Вы не боялись выставлять свои мысли, чувства, переживания на всеобщее обозрение?

– Да, после выхода книги я столкнулся с тем, что меня стали ассоциировать с героем. Может быть, отчасти потому, что я вложил в это свои скрытые мысли и чувства? Но, закончив роман, я ясно осознал, что мой герой — извращенное отражение моего воображения. Скорее всего, я тоже стал бы таким монстром, как он, но, думаю, именно книга предотвратила это чудовищное перевоплощение, помогла избавиться от ужасных воспоминаний. Однажды, когда я попыталась найти людей, с которыми росла, я ужаснулась: почти все мальчики погибли. Именно тогда я почувствовала страх, страх и неизбежность, а потом начала вспоминать те времена, потихоньку перенося свои воспоминания на бумагу. Я, конечно, не претендую на документальность, воспоминания – всего лишь основа романа, и в нем мир, наверное, гораздо страшнее, чем он есть на самом деле. Я пытаюсь передать скрытое

– Интересно, эти чувства остались? Или, наоборот, вы ими себя убираете?

Да, чистят. А еще я надеюсь, что люди, прочитав книгу, попытаются хоть немного изменить себя. И самое главное, они поймут библейское выражение: если ударишь, подставь другую щеку. В основном это то, что несет в себе основную идею моего произведения, именно на этом построен роман. Поскольку действовать по принципу «око за око» нельзя, ни к чему хорошему это не приводит. Одна месть сменяется другой, более страшной и совершенно неуправляемой.

– Михаил, скажите, к какому направлению литературы вы бы отнесли свое творчество?

– Вымысел. В общем, хоть это и детективный роман, я свою книгу называю сагой, потому что в ней описывается жизнь героев на протяжении семнадцати лет. Я отношу себя к поколению людей, выросших в трудные времена в нашей стране. Я бы не хотел, чтобы история повторилась, поэтому моя книга предназначена для людей всех возрастов.

«Я думаю, что ваша книга поднимает проблему наркотиков. Он не только дает названия веществ и лекарств, но и описывает состояние, которое они вызывают. Не боитесь, что дети, прочитав эту книгу, захотят испытать на себе действие «лекарств?

– Моя работа скорее журналистская. И самое главное для меня – придать изображаемому образу наибольшую реалистичность. Мы не можем спрятать голову в песок и сказать, что наши дети не употребляют алкоголь и наркотики. И это произошло не вдруг: мы ломались последние два десятилетия. Не знаю, наверное, поэтому у власть имущих был какой-то план по уничтожению нации. И сейчас, на мой взгляд, ситуация не сильно изменилась. Вспомните, как полстраны пристрастился к игровым автоматам; это тоже зависимость и, возможно, хуже, чем наркомания. А еще раньше россияне стали пивными алкоголиками. Теперь на каждом углу кричат ​​о необходимости здорового образа жизни! Моя книга не мораль, я только пишу о

«Однако я считаю, что детям младше шестнадцати лет не следует читать эту книгу. Кстати, в публикации не указано, что текст произведения содержит ненормативную лексику.

– Что касается детей. У меня есть племянник, ему шестнадцать лет и у нас с ним доверительные отношения. Он и его друзья читали книгу и признались, что я почти точно описал отношения подростков между ними и современными подростками! Люди не меняются, меняется одежда. Что касается богохульства. Коврики для меня стали еще одним способом рассказать правду. И кроме того, о нем, великом и могучем, рассказывают герои книги. А то, что я не указал, да, признаю, это моя ошибка.

– Скажите, у вас когда-нибудь возникала мысль представить свой роман публике таким образом – я имею в виду, описывая жестокости и ужасы наркомании, – что его продажа и распространение были бы запрещены, что сделало бы его еще более популярным? ? Ведь сколько же авторов создавали вокруг себя вот такую ​​шумиху…

– Как сказать… Я не гонюсь за большой славой и не собираюсь хватать звезды с неба. Я реально смотрю на жизнь, и мои мечты довольно приземленны. Мне еще далеко до русских авторов, по крайней мере, некоторые мои хорошие знакомые говорили, что книга не для всех, и вообще непонятно, что я хотел вам сказать. Я не претендую на лавры Достоевского и Булгакова, я просто считаю, что нашел свою нишу в литературе. Теперь, благодаря моим связям в Москве, ведущий журнал для домохозяек опубликовал мой рассказ «Круги судьбы», написанный здесь, когда я вернулась из столицы. Он достаточно большой, поэтому печатался в двух номерах. Издатель журнала предложил мне сотрудничать с ними, журнал распространяется по всей России, имеет большой тираж. Вместо гонорара я воспользовался правом рекламы первой книги.

Читайте также:  Что думал Ян Флеминг о своём главном творении, Джеймсе Бонде

– Роман «Дневник или записки чудовища» не является детективом в его классическом понимании, так как в конце первой части становится ясно, кто убийца. Но, несмотря на это, мне кажется, что он детектив в том смысле, что автору невероятно важно разоблачить убийцу и указать на него пальцем: это ты! Кстати, он еще жив?

«Убийца есть в каждом из нас. Мы убиваем окружающую среду, мы создаем смертоносное оружие, мы убиваем себя алкоголем и наркотиками. На генетическом уровне у человека заложено чувство саморазрушения. Что я могу сказать? В первой книге я не особо прятал убийцу: я хотел показать чувства подростков, а также то, что заставляет людей делать ужасные вещи и почему и как человек становится монстром без принципов и без страха перед Верховным судом.

– Михаил, расскажите, пожалуйста, об издании книги.

– Ну, в то время, когда я начал ее писать, в 2005 году, я даже не думал ее публиковать. Для меня было гораздо важнее изложить свои мысли на бумаге. Вернувшись из Лабытнанги в Москву, он писал по ночам, буквально запивая. В то время я был в жуткой депрессии, к тому же я только что развелся с женой. Эта книга помогла мне обрести душевный покой. Я писал ровно год. Но я знал, что обязательно будет продолжение, и решил сделать перерыв. Но ровно через неделю после того, как я закончил книгу, со мной произошел несчастный случай. Самое удивительное, что я ярко описал это ранее в своем романе. В общем, напророчил над головой в прямом смысле этого слова… Я пережил клиническую смерть. Но я выжил, хоть и потерял память. Потом был долгий процесс восстановления. Я не могла ни читать, ни писать – смотрю на страницу с текстом и ничего не понимаю, что на ней написано. Врачи сказали, что надо брать инвалидность. Но я решил бороться. Понемногу ко мне вернулась память, я стал более-менее понимать написанное. Перечитав свою книгу, я начал думать о продолжении, вынашивая план, как его закончить. Через два года после того случая я буквально за полгода написал «Зауральские самоцветы». Я начал думать о продолжении, вынашивая план, как его закончить. Через два года после того случая я буквально за полгода написал «Зауральские самоцветы». Я начал думать о продолжении, вынашивая план, как его закончить. Через два года после того случая я буквально за полгода написал «Зауральские самоцветы».

– Пробовали издать книгу здесь, на Ямале? Ведь многих авторов спонсирует районная администрация.
– Нет, не пробовал. Моя книга, скорее всего, предназначена для любителя, а не для широкой публики. У нас много хороших авторов, представляющих Ямал, так что, думаю, пусть наш мирок покажет только с положительной стороны. А следующую мою работу, скорее всего, здесь точно никто не увидит. Во-первых, у меня нет средств на ее издание, а во-вторых, даже если найдутся спонсоры, я постараюсь продать ее где-нибудь еще.

– Мне кажется, вы хоть и пишете о Севере, о родном городе, но считаете себя не ямальским писателем, а равным центру. Пожалуйста, прокомментируйте.

– Ямал – моя родина. Кстати, мои дедушка и бабушка стояли у истоков села Комяк на берегу реки Выл-Посль в конце 19 века. Там, недалеко от семи лиственниц, до сих пор стоит наш дом. А оттуда, как известно, пошел город Лабытнанги, название которого в переводе с языка хантов означает «семь лиственниц». Но я все же не могу назвать себя ямальским писателем. Я не являюсь членом какого-либо писательского сообщества. Не могу угадать, потому что в жизни придерживаюсь поговорки: «Человек предполагает, а Бог располагает», но скажу честно: в будущем планирую вернуться в Москву. Там моя дочь, а с ней и частичка моего сердца.

– Хочу пожелать вам успехов – причем в прямом смысле. Я хочу, чтобы у вашей книги было как можно больше читателей. Кстати, о массовом характере.

– Что я могу сказать… Чем больше людей прочитает книгу, тем больше будет мнений. Конечно, хотелось бы, чтобы ее знали подростки, ведь, как говорится, наше будущее за ними.

***

В те годы как таковые социальные сети, как и сейчас, но ЖЖ – livejournal.com, в простонародье – ЖЖ были очень популярны. Хотя этот портал существует до сих пор, но с появлением Facebook (запрещен на территории РФ), Одноклассников и Вконтакте популярность ЖЖ сошла на нет. Я много лет веду блог, и в нем публиковала главы будущей книги. Чтобы получить обратную связь от людей, не знающих меня лично о моей работе, я предложил блогерам раздать всем по копии, но с одним условием: прочитав, написать о ней отзыв, но только честно. Откликнулись около десятка человек из разных уголков бывшего СССР. И в течение полугода я видел беспристрастный взгляд читателей.

***

Любовь Плеянова, Тула (yaratan.livejournal.com)

Любовь невозможна. Ненависть: не работает
От этого ее внутренний мир постепенно разваливается…

Сначала «глотала» по диагонали, потом, когда осталось меньше половины, заставляла себя читать медленнее, ближе к концу читала не больше двух глав за раз и старалась чаще откладывать, чтобы растянуть вне «больше времени». Но все же закончилось…

Честно говоря, я удивлен…

Во-первых, я не ожидал такого финала.

Читайте также:  "Прощай, немытая Россия..." - Рассказываю, почему Россия Лермонтова не была страной рабов и медведей в сравнении

Во-вторых, такого хитрого переплетения судеб нет даже в «Восточном экспрессе» Агаты Кристи, где все так закручено, что мама…

В-третьих, чтение книги автора, которого вы хотя бы немного знаете лично/виртуально, не равносильно чтению одной книги.

…Не знаю, прав я или нет, но я стараюсь хотя бы искусственно защитить себя и своих близких от “грязи” и “мрака”. Я не смотрю криминальные шоу, шоу о конфронтациях или такие шоу, как «Федеральный судья»; Я не читаю газеты, специализирующиеся на такой тематике, и книги из серии «Убить лунатика».

И в жизни бы не прочитал “Записки чудовища”, если бы не знал, что это не пьяный бред автора, а его автобиография. Ну, по крайней мере, в первой части книги.

…Обычно, когда я вижу или читаю что-то очень грустное (например, о войне), и чувствую, что слезы вот-вот навернутся на глаза, я уверяю себя, что «это всего лишь кино», хотя, я конечно понимаю, что на самом деле было хуже. Но все равно помогает. И читая «Монстра», я не могла сказать себе: «Это всего лишь выдуманная книга» и от этого становилось еще страшнее… Страшно… Действительно страшно, что такое действительно происходит в нашей жизни…

Миша, твой труд достоин всяческого уважения!

Я даже не представляю, как можно пережить все это еще раз, описав в моей книге…

Я просто восхищаюсь тобой! Испытывать это и не падать на дно жизни – большая редкость. Я до сих пор не могу собраться с мыслями, потому что это все еще в книге, но я думаю, вы более или менее поняли, что я имел в виду.

***

Антон Какурин, Санкт-Петербург (non-pro.livejournal.com)

“Дневник, или заметки одного монстра”, Михаил Рочев

Недавно я прочитал книгу, которую мне прислал друг. Да, мне кажется, друг, хотя мы знаем друг друга только в виртуальном пространстве, пространстве Блогосферы. Его зовут Михаил Рочев, хотя многие знают его по нику в ЖЖ rochev_ma. Роман «Дневник, или Записки чудовища», изданный издательством «Мейлер». Как определил сам автор в интервью газете “Красный Север”, книга посвящена “страху и неизбежности”, которыми наполнена жизнь многих наших городов, а момент действия – “красавицы 90-х” – только подчеркивают это и сделайте узор рельефным. Книга написана в нарочито грубой и грубой манере, что может вызвать сопротивление у «рафинированных» читателей, воспитанных на модных писателях, но это вопрос узкого восприятия, а не огрех текста. Жестокость и насилие «спальной» молодежи, алкоголизм и наркотики, ненависть, страх и предательство — вся грязь существования российских городов поднялась с заднего плана и представлена ​​вашему вниманию. Но если вы приложите усилия и посмотрите ЗА пределы текста, вы поймете, что книга совсем о другом. Человеческая Душа, ее постоянное смятение и борьба, ее взлеты и падения – вот главная тема романа, по крайней мере, такой я ее видел.. вы поймете, что книга совсем о другом. Человеческая Душа, ее постоянное смятение и борьба, ее взлеты и падения – вот главная тема романа, по крайней мере, такой я ее видел.. вы поймете, что книга совсем о другом. Человеческая Душа, ее постоянное смятение и борьба, ее взлеты и падения – вот главная тема романа, по крайней мере, такой я ее видел…

Еще хотелось бы добавить, что для того, чтобы такое написать, надо иметь определенное мужество…

Удачи, Миша, в дальнейшей работе!

***

Сергей Рогачев, Украина (choknutyj.livejournal.com)

Про книгу Михаила Рочева

(С)rochev_ma

В книге нет фантастики. Все о ней правда. Я, вероятно, должен добавить “к сожалению».

Полицейский роман «Дневник или Записки чудовища» я начал читать с большим недоверием. «Романтикам 90-х посвящается…» Ну-ну, мало ли что мы фантазируем о девяностых. Но книга взяла верх. Снято целиком. Я узнавал ситуации, узнавал персонажей, узнавал атмосферу, я позволил книге происходить в совершенно незнакомом маленьком северном городке. Мне тоже приходилось иметь дело в девяностых если не с морем, то с большой лужей грязи.

О чем эта книга? О безысходности. О том, каким отчаянным может быть детство. О том, как он опутывает липкой паутиной жизнь не только Мишана Серова, но и судьбы его родных и близких. О том, как сложно найти выход из такой участи.

Эта книга написана честно и жестоко. Жестокое обращение с детьми, алкоголизм, наркотики, насилие и страх, который никогда не уходит – не могу сказать, что мне нравится такое чтение. Но в «Дневнике» все подается без смакования, свойственного современным авторам, без ложных морализаторств. Все просто описано, как есть, все правда. Нет, книга не документальный фильм. Но он автобиографичен. По крайней мере первая книга.

Еще одна тема дневника – месть. Бывает так: столкнешься с гнусной несправедливостью, а потом строишь сладкие планы мести. Хорошо, что планы обычно ограничены. А в книге месть переходит от планов к реальности. Она действует на протяжении всей истории, привнося напряжение изящной и запутанной детективной истории. Но хуже всего месть. Появившись один раз, он вызывает ответ, что – больше… Можно ли разорвать эту цепочку? Как это сделать? Пока не знаю, но с нетерпением жду третью книгу трилогии, над которой сейчас работает Михаил.

***

Тимур Юсупов, Белгород (dj-yuter.livejournal.com)

Михаил Рочев

Дневник, или Заметки монстра

Это действительно роман о нас, о безысходности и бесперспективности жизни в маленьких городках. О многих тысячах подростков, которые никогда не увидят жизни, не увидят ни детства, ни юности, и их старость будет омрачена лишь воспоминаниями о напрасно прожитой жизни. Мишан Серов, главный герой романа, лишь один из многих, он сам решает свою судьбу, у него всегда есть выбор, но он всегда заставляет себя думать, что этот выбор за него уже сделали другие.

Ландшафт здесь не важен, будь то холодный Салехард или пригород Подмосковья, или какой-нибудь городок на юге. Но автор правильно выбирает сеттинг. Атмосфера северного города еще ярче рисует безнадежность положения. Из этого города никуда не деться, он притягивает как магнит и никого не отпускает.

Читайте также:  “Поправки” Джонатана Франзена: когда чужие люди объединены в семью

Удивительны мимолетно нарисованные образы наркотических ощущений. Так ярко и ярко состояние «высоких» в России описывает, пожалуй, только Пелевин. Браво, Майкл, думаю, Хантер Томпсон вам позавидует. Ты ждешь этих моментов, ты хочешь их прочитать. Они не привлекают, пользоваться «всякой фигней» не захочется, но посмотреть со стороны вам точно будет интересно.

Сюжет делает крутые повороты, петляет по рельсам сознания, но при этом остается цельным и нерушимым. Основная мысль книги не прерывается ни на минуту, и иногда вам кажется, что ничего не понятно. Не пугайтесь, автор еще не все сказал.

***

Артем Балякин, Саратов-Москва (comnen.livejournal.com)

Давайте говорить в превосходной степени: самый страшный, самый красивый! Громкие слова и эпитеты настолько приелись, что уже не воспринимаются – обычная жизнь, в конце концов, состоит из такого “самого”, и сейчас правильнее сказать, что это не самое страшное, а одно из. Событие в череде подобных событий….

И таково “одно из”: лицемерие, лицемерие и лицемерие, двойные стандарты. Ведь всем известно, что мусульмане не пьют и вообще очень и очень целомудренны, не то что развратный Запад. С ними могут конкурировать только наши родные священники, если они выступают против абортов или гомосексуалистов. Как правило, выгоняют тех, кто громко кричит «против» и отстаивает основные ценности. Те же мусульманские страны мне неприятны именно из-за возведенной в культ лжи: в Арабских Эмиратах гомосексуализм запрещен, зато у шейхов есть мужские гаремы, в Иране нельзя пить и колоться, но “я таких не видел никогда” разврат, столько наркотиков, как на закрытых вечеринках в Иране» (цитата друга), можно пить алкоголь ночью или под навесом, когда/где Аллах не видит. Отношение к женщине, в общем, показатель (вот пост сверху)

Двойных стандартов быть не может. В результате добро, как самое слабое, будет заменено злом. Начав гнить, уже не остановишься (например, СССР). Первое действие, как монстра, чтобы отомстить другому, показать, что противостояние кому-то или чему-то сделает вас монстром в результате. Грустный? Или кажется, что просто где-то за горизонтом двойные стандарты, обман? Нет, они рядом. С нами и в нас.

И мы не должны о них умалчивать, не делать вид, что их нет. Говорите и пишите, как это делала rochev_ma. Некоторые наброски он выложил в сеть по частям, которые в итоге стали книгой. Книга об обычном. Каждый день. О превращении тебя, меня, нас в монстра. Ведь и время и герои не в далеком царстве, а в 90-х..то бишь нашей молодости. Романтика превратилась во что? Я не знаю. Цинизм писать не хочу, может реализм?

Честно говоря, некоторые моменты (кусочки) я пропустил, когда начал читать: говорили о том, о чем не хочешь знать (узнавать) или пытаешься забыть (ведь и мне попадались подобные вещи). Другие, наоборот, с улыбкой перечитывают, вспоминая прошлое. Эх.. можно ли победить монстра в себе? Я до сих пор не понимаю, но вот предупреждение. Не лгать себе — это долг; и это главное, что я получил от общения с Мишей.

***

Влад Щукин, Москва (shchukin-vlad.ru)

Дневник монстра

Читал книгу Михаила Рочева “Дневник или записки монстра”.

Абсолютное отсутствие гламура, розовых слюней и соплей не позволяет рекомендовать любителям женских романов заглядывать под кат. Так как в романе Майкла изобилуют лишение жизни, наркомания, алкоголизм и запредельная эротика.

Всем остальным рекомендуется читать.

Итак, история славных 90-х Череда убийств, прогремевшая в маленьком городке, была на тот момент вполне объективной реальностью для любого другого города России.

За кажущейся внешней разобщенностью и показной случайностью этих смертей кроется кровавая связь. Что чувствует главный герой, но чтобы докопаться до истины, ему потребуется не только больше года, но и полное перерождение.

В этой книге зло порождает зло, что в жизни случается гораздо чаще. Последний рыцарь погиб от столкновения с ветряными мельницами в 16 веке. И не в нашей стране. Короче говоря, дерьмо не пахнет фиалками.

И это еще одна новость для вас, любителей кристаллов Swarovski, которые дочитали до этого места. Если мы переводим нашу неразрезанную, общеупотребительную литературу на художественную литературу, то в некоторых случаях печатное слово уступает место непечатному слову.

Суровая правда жизни, на которую многие из нас в реальной жизни закрыли бы глаза (лучше всего в бронешлеме).

Об истории и напитке писать не буду, скажу только, что они интересные и неожиданные. Я лучше добавлю себя к эмоциональному фону.

Первая часть книги очень напомнила мне «Заводной апельсин» Энтони Берджесса. Вторая часть эры «Бешеных псов» Квентина Тарантино. Более того, они оба (я не говорю о собаках) должны сейчас выйти подолгу и упорно курить в угол.

Не берусь судить, насколько биографично описание, но некоторая фактура намекает, благодаря моему общению с Мишей.

Такой же родной для него город и имя главного героя. Ну и остальные вещи.

А по ходу действия подруга Мишкина была удивлена ​​намерению приятеля записывать все, что происходило на тот момент в его подростковой жизни.

«Кому будет интересно почитать?» — спросил он тоном не без риторики.

Впрочем, да, должен сказать. Я читаю здесь мне тоже нравится.

PS: Помню, когда мы с Мишей, преодолевая скачки, шли с Тверской на Манежку, он меня спросил: вы за то, чтобы Ленина похоронить?

И я почти не задумываясь ему ответил: нет, против.. лжи.. это наша история.

***

Таким образом, получив свои пять минут славы, я успокоилась и перестала писать романы на бумаге. Однако он полностью погрузился в написание своей жизни.. в реальности. Такой настрой помогал мне достойно выходить из самых, казалось бы, безвыходных ситуаций, достойно противостоять ударам антагонистов и при этом оставаться человеком, не превращаясь в кровожадного монстра…

# #книга #писатель #рецензия на книгу

Оцените статью
Все о книгах
Добавить комментарий