10 книг, определивших 50-е

Подборки книг

1. «Трава поет» Дорис Лессинг

Когда Дорис Лессинг выиграла Нобелевскую премию по литературе в 2007 году, члены жюри описали ее как «автора эпичного произведения, опирающегося на женский опыт; она со скептицизмом, с жаром и поразительной проницательностью привлекает внимание к разобщенной цивилизации». А все началось с книги «Трава поет» – первого романа Дорис Лессинг. Он о сложных отношениях между «белой» фермерской женой и «черным» работником фермы. Действие книги разворачивается в Родезии (теперь Зимбабве) во времена апартеида. После публикации книга стала сенсацией, а в 1956 году правительства Южной Родезии и Южной Африки отнесли ее к «запрещенной иностранной литературе». Главная героиня романа Мэри – энергичная и независимая молодая женщина, которая без любви выходит замуж за небогатого и незадачливого фермера. Но когда на ферме появляется загадочный чернокожий работник по имени Мозес, Мэри проваливается в кроличью нору притяжения и отторжения – сначала она относится к работнику с презрением, которое привило ей колониальное общество, но лишь до тех пор, пока не начинает влюбляться в этого мужчину.

2. «Над пропастью во ржи» Джером Д. Сэлинджер

Холден Колфилд не нуждается в представлении. Его можно любить или ненавидеть, но вот уже на протяжении почти семидесяти лет он является общепризнанным голосом подростковой тоски и бунтарства. 17-летний житель Нью-Йорка – у парня проблемы со школьной администрацией – сбегает из школы и отправляется на поиски некой Высшей истины, выступая против «фальши» взрослой жизни. Да, он невероятно беспокойный человек, нытик и отстраненный эгоист, у которого нет ничего, кроме собственного гнева. Но разве это не отличительные черты подросткового возраста? «(К концу 50-х) роман стал книгой, которую был обязан купить каждый думающий подросток, – писал британский критик и писатель Ян Гамильтон, – это незаменимое пособие, из которого можно было почерпнуть крутой стиль выражения своего недовольства». Другими словами, для многих подростков 50-х Колфилд служил зеркалом, он облекал в слова то, о чем думали многие чувствительные и склонные к рефлексии подростки, но не знали, как это сказать. И даже время не смогло поглотить это произведение. С момента публикации продажи книги достигли 65 миллионов экземпляров; она стала настолько сенсационной, что в литературных кругах пятидесятые называли «десятилетием Сэлинджера».

3. «Старик и море» Эрнест Хемингуэй

Нельзя говорить о литературе 50-х и не вспомнить при этом Эрнеста Хемингуэя . Это десятилетие, когда он получил Пулитцеровскую премию, Нобелевскую премию и стал знаменитостью мирового масштаба. Ну а если говорить о творчестве Хемингуэя, то список его произведений должен возглавлять «Старик и море». Даже сам писатель считал его своим лучшим творением, говоря, что «это лучшая вещь, которую я смог написать за всю свою жизнь». После нескольких лет творческого застоя история о сражении старого рыбака с огромной рыбой у берегов Кубы полностью восстановила популярность писателя. Люди снова начали читать Хемингуэя. Но то, что на самом деле задело струны души читателей 50-х – основной посыл произведения – надежда: весь мир может быть настроен против вас; могут налететь ураганы; могут напасть чудовища, но ничто не сможет одолеть силу человеческого труда. «Вот он, профессионал на пике своей формы, превосходно выполняет работу, которую может делать лучше любого другого человека, – писал Оливер Прескотт в New York Times в 1951 году, добавляя: – Старик являет собой воплощение упрямого мужества».

4. «Цена соли» Патриция Хайсмит

В 2015 году Патриция Хайсмит написала [Автор статьи ошибся. Эти слова Хайсмит написала в 1989 году в послесловии к роману «Кэрол» – прим. пер.]: «До выхода этого романа, гомосексуалисты – и мужчины, и женщины – в американской литературе должны были заплатить определенную цену за свое отклонение: перерезать себе вены; утонуть в бассейне; обратиться к гетеросексуальности… или остаться в одиночестве презираемыми изгоями – находясь в депрессии и отчаянии, словно в аду». Все изменилось с выходом книги «Цена соли» – первый знаковый роман о лесбийской связи… со счастливым концом. Если описать книгу в двух словах – это история любви двух женщин, 19-летней скучающей Терезы и уже зрелой Кэрол, которая к тому же является матерью и женой. После встречи в универмаге между женщинами пробегает искра, и уже вскоре они вместе сбегают. Их одиночество попросту улетучивается в объятиях друг друга. Когда книга вышла в свет, она стала причиной некоторых волнений. Во-первых, это был роман-саморазоблачение (книга носит очень автобиографичный характер); во-вторых – это произведение о лесбийской любви. И всё это в эпоху, которая не терпела ни того, ни другого. И хотя большую известность Хайсмит принесли два (из шести) других романа, написанных в 50-е – «Незнакомцы в поезде» (1950) и «Талантливый мистер Рипли» (1955) – «Соль» была частью авангардной литературы 50-х, которая вытаскивала гомосексуальность на солнечный свет.

5. «Невидимка» Ральф Эллисон

«Я – невидимка. Нет, я не призрак, как те, которые населяют книги Эдгара Аллана По ; и я не сгусток эктоплазмы из ваших голливудских фильмов. Я – человек из плоти и кожи, костей, связок и сухожилий, жидкости; можно даже сказать, что я наделен разумом. Поймите, я невидим, просто потому что люди отказываются меня видеть…» Так начинается шедевр антирасистской литературы, созданный Ральфом Эллисоном. Главный герой романа – чернокожий мужчина без имени – борется с целым миром, который не хочет принимать его; он сражается с тем, что Эллисон назвал «прекрасным абсурдом» современной личности. Очень немногие произведения оказали такое влияние на расовую политику Америки, как это. «Ни один человек, из тех, кто интересуется книгами темнокожих авторов или жизнью американских негров, не должен пропустить эту книгу, – писал Лев Гроссман в TIME. – Это намного больше, чем роман о расовых проблемах или назидательный роман. Это главный Американский плутовской роман XX века». Мрачный, вызывающий и при этом невероятно смешной, он прозвучал как звериный вой для бесправных темнокожих американцев, которые по-прежнему ощущали себя игнорируемыми основной культурой. Эта книга до сих пор остается одним из самых важных произведений литературы двадцатого столетия, ее прочитали миллионы, она входит в школьную программу, и этот роман сделал Эллисона столпом американской литературы.

6. «Добывайки» Мэри Нортон

«Я – начинающий писатель, – сказала однажды Мэри Нортон , – мне нравится просто жить – до тех пор, пока внезапно в моей голове не возникнет прекрасная идея». Одной из таких идей были «Добывайки» – история, в которой рассказывается о маленьких человечках, живущих в домах обычных людей; у них нет ничего своего, и они «добывают» («одалживают») все необходимое у людей, живущих над ними. Человечки используют катушки ниток как стулья, деревянные ложки – как весла, марками украшают стены своего жилища, а монеты служат у них тарелками. С момента своего выхода в свет в 1952 году книга обрела мгновенную популярность. Нортон получила престижную награду от Библиотечной Ассоциации – Медаль Карнеги – за лучшую детскую книгу года. С тех пор эта книга любима как взрослыми, так и детьми (отчасти это заслуга четырех экранизаций для кино и ТВ); «Добывайки» подарили детям вполне обоснованное объяснение пропадающих вещей. Гениальность книги по достоинству оценили и по ту сторону Атлантики – в New York Times книгу описали как «хорошо написанную очаровательную историю», которая напоминает «Алису в стране чудес» и «Ветер в ивах» .

7. «Иди, вещай с горы» Джеймс Болдуин

50-е – это десятилетие, когда Джеймс Болдуин стал самым громким литературным голосом движения за права человека. Именно в 50-е вышли три самых известных романа писателя: «Иди, вещай с горы», «Записки сына Америки» [Notes of native son] и «Комната Джованни» . Все три книги относятся к литературе, определившей 50-е, но мы выбрали «Иди, вещай с горы», потому что это был его первый роман, и потому что в этой книге мы видим момент, когда Болдуин уверенно занял позицию главного защитника самобытности чернокожего населения Америки 50-х. Частично основанная на детстве самого Болдуина, выросшего в Гарлеме, книга описывает один день из жизни 14-летнего Джона Граймса – сына проповедника, который всех пугает «геенной огненной». Мальчик словно увяз в трясине, постигая свою сексуальность, которая неподъемным грузом давила на него своей греховностью. В 1953 году в New York Times написали: «Рациональные и рассудительные люди, сидя в своих креслах, с легкостью могут объяснить социологию вины, равно как и негритянскую религию. Мистер Болдуин такого себе не позволяет. В его прекрасном, наполненном яростью дебютном романе нет подобных обобщений и сокращений». Начавшееся в этом романе, колоссальное воздействие Болдуина в спорах на тему расизма лучше всего описала Майя Ангелу . В 1987 году она сказала: «(Болдуин) горел праведным гневом из-за недостатка доброты, отсутствия любви и калечащего лицемерия, которые он наблюдал на улицах США и чувствовал в сердцах своих сограждан».

8. «451′ по Фаренгейту» Рэй Брэдбери

Когда наступил 1953 год, в воображении многих людей будущее носило довольно мрачный характер. Причины такого крылись не только в холодной войне, не только в том, что память о Гитлере была все еще свежа, и не в репрессиях Маккарти, что посеяли страх. Для Рэя Брэдбери причина таких мыслей заключалась в несколько ином – вторжение черно-белого телевидения в дома людей. Поэтому он написал «451’ по Фаренгейту» – роман о мрачном будущем Америки, где книги находятся под запретом; их сжигают пожарные; люди развлекаются тем, что днем и ночью смотрят в огромные настенные экраны, стоящие в их домах. Для писателя телевидение было новым «опиумом для народа». Чтение умирало, а вместе с ним и критическое мышление. Брэдбери как-то сказал: «Есть вещи, которые будут похуже, чем сжигание книг. Одна из них – не читать их». Роман «451′ по Фаренгейту» стал безоговорочным хитом. Влиятельный писатель в жанре научной фантастики Август Дерлет назвал его «жестоким и шокирующее пророческим взглядом на один из возможных вариантов развития будущего». А еще один писатель – Грофф Конклин – сказал про книгу, что «это одно из самых великих произведений, написанных на английском языке, за последнее десятилетие и более».

9. «Здравствуй, грусть» Франсуаза Саган

Франсуаза Саган была гедонисткой; обладала мальчишеской красотой; водила гоночные машины босиком и принимала так много наркотиков, что ходили слухи о том, что любимая собачка Саган, умерла, понюхав ее носовой платок. Она жила для того, чтобы шокировать. Это началось, когда Франсуазе Саган было всего 18 – вышел в свет ее роман «Здравствуй, грусть». Нахальная, соблазнительная и вызывающе «аморальная» – все это о Сесилии – необузданной девочке-подростке, которая размышляет, пьет и любит секс – роман стал костью в горле всего приличного общества по обе стороны Ла-Манша и Атлантики. «Вульгарная, грустная книжонка», – фыркал The Spectacor. Но именно поэтому в одной только Франции за 2 года книга разошлась тиражом более 350,000 экземпляров. Книга рассказывает о Сесилии и ее овдовевшем отце-плейбое – Реймонде, которые проводят свое судьбоносное лето на Ривьере. Он взял с собой свою молодую любовницу, а Сесилия отлично проводит время с парнем своей мечты. Но когда к ним приезжает старая подруга Реймонда, статус-кво нарушается – запускается цепочка событий, которые, кажется, могут привести только к трагическому финалу. В годы, которые предшествовали сексуальной революции 60-х, писать истории об уверенных в себе молодых женщинах, не связывающих себя однобокими принципами патриархата, было восхитительно вызывающим занятием. Много лет спустя, обсуждая противоречивость своей книги, Франсуаза Саган сказала: «Это было неприемлемо… чтобы молодая девушка имела право делать со своим телом все, что ей захочется, получала от этого удовольствие, и не понесла за это никакого наказания».

10. Трилогия «Властелин колец» Джон Р. Р. Толкин

Прошло 17 лет с того момента, когда Д. Р. Р. Толкин отправил своего «Хоббита» на тропу завоевания жанра фэнтези, и вот наконец он завершил работу над «Братством кольца». Роман, который оставил далеко позади за собой все фэнтези-книги, написанные прежде. «“Братство кольца” было подобно грому среди ясного неба», – с восторгом говорил создатель Нарнии К. С. Льюис . «Вот красавицы, которые могут пронзить своим взглядом как мечом или обжечь, как холодным железом; вот книга, которая разобьет вам сердце». «Хоббит» уже внес ощутимый вклад в жанр фэнтези, сделав его интересным для взрослого читателя, но «Братство кольца» и последовавшие за ним «Две башни» и «Возвращение короля» окончательно закрепили успех в популяризации жанра. Очень трудно найти книгу и в любом другом жанре, которая оказала бы такое же влияние на массовую культуру, как эпичная трилогия Толкина – она одна из самых первых вырвалась из оков фантастического жанра и оказалась в «мейнстриме» литературы. У. Х. Оден написал в 1954 году: «Пока существует “Властелин колец”, требования к писателям, пишущим эпос будут огромные, и они будут возрастать по мере развития сюжета: битвы должны становиться более зрелищными, ситуации – более критичными, приключения – более захватывающими. Я же могу только отметить, что мистер Толкин доказал свою состоятельность».

Оцените статью
Все о книгах