10 книг об эмиграции, иммиграции, репатриации

Подборки книг

1. Отчий дом. Леван Хаиндрава

Предлагаемая вниманию, читателя книга не автобиография. Но, конечно, как в каждом литературном труде, автор присутствует на этих страницах, и в данной книге, может быть, больше, чем во многих других, потому что повествование идет по схеме его жизни. И все же это не документальный рассказ. Здесь вымысел соседствует с подлинными событиями, реально существовавшие люди – с литературными персонажами.
Какую цель ставил себе автор, создавая эту книгу?
Существует некий социально-психологический феномен: неотразимая привлекательность нашей страны для многих миллионов людей, родившихся и выросших совсем в иных условиях и, казалось бы, в силу воспитания и окружающей обстановки обреченных на совсем иное к ней отношение.
Конечно, осознание несправедливости и неправедности той жизни, ее органической порочности – процесс очень сложный, путь не простой и не гладкий, и чтоб правдиво и убедительно показать его, надо начать с истоков, в движении которых только проницательный взгляд может предугадать, где окажется устье.

2. Диалоги с Иосифом Бродским. Соломон Волков

Книга для русской литературной культуры уникальная. Сам Волков пишет в авторском предисловии об экзотичности для России этого жанра, важность которого, однако, очевидна. Единственный известный автору этих страниц прямой аналог – записи обширных разговоров с Пастернаком – блестящая работа Александра Константиновича Гладкова. Но она, как мы увидим, принципиально отлична от “Диалогов”.

3. Русский роман. Меир Шалев

Самый знаменитый роман ведущего израильского прозаика Меира Шалева рассказывает о том поколении евреев, которое пришло из России в Палестину и превратило ее пески и болота в цветущую страну, Эрец-Исраэль. В мастерски выстроенном повествовании трагедия переплетена с иронией, русская любовь с горьким еврейским юмором, поэтический миф с грубой правдой тяжелого труда. История обитателей маленькой долины, отвоеванной у природы, вмещает огромный мир страсти и тоски, надежд и страданий, верности и боли.

4. Подстрочник: Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана. Олег Дорман

Лилианна Лунгина – прославленный мастер литературного перевода. Благодаря ей русские читатели узнали “Малыша и Карлсона” и “Пеппи Длинный чулок” Астрид Линдгрен, романы Гамсуна, Стриндберга, Белля, Сименона, Виана, Ажара. В детстве она жила во Франции, Палестине, Германии, а в начале тридцатых годов вернулась на родину, в СССР.
История жизни этой удивительной женщины глубоко выразила двадцатый век. Это история драматической эпохи и одновременно захватывающий устный роман, в котором есть все: семейная драма – и судьбы русских эмигрантов, любовь – и столкновение с немецким фашизмом, смерть отца – и трагедии тридцать седьмого года, война и эвакуация, “оттепель”, распад советской империи и зарождение новой России. Виктор Некрасов, Давид Самойлов, Твардовский, Солженицын, Евтушенко, Хрущев, Синявский, Бродский, Астрид Линдгрен – вот герои ее повествования, далекие и близкие спутники ее жизни, которую она согласилась рассказать перед камерой в документальном фильме Олега Дормана.

5. Аккомпаниаторша. Нина Берберова

Нина Берберова, автор знаменитой автобиографии “Курсив мой”, летописец жизни русской эмиграции, и в прозе верна этой теме.
Герои этой книги – а чаще героини – оказались в чужой стране как песчинки, влекомые ураганом. И бессловесная аккомпаниаторша известной певицы, и дочь петербургского чиновника, и недавняя гимназистка, и когда-то благополучная жена, а ныне вышивальщица “за 90 сантимов за час”, – все они пытаются выстроить дом на бездомье…

6. Жизнь Гогена. Анри Перрюшо

Писатель Анри Перрюшо, известный своими монографиями о жизни и творчестве французских художников-импрессионистов, удачно сочетает в своих романах беллетристическую живость повествования с достоверностью фактов, пытаясь понять особенности творчества живописцев и эпохи. В своей монографии о знаменитом художнике Поля Гогена автор детально проследил творческий путь художника, процесс его профессионального формирования. В книге использованы уникальные документы, воспоминания современников, письма.

7. Бегущий за ветром. Халед Хоссейни

Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой – к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого – хром и жалок. Один был запойным читателем, другой – неграмотным. Заячью губу Хасана видели все, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри. Но не найти людей ближе, чем эти два мальчика. Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями. Мальчики – словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.

8. Возлюби ближнего своего. Эрих Мария Ремарк

В Библии сказано: “Возлюби ближнего своего”. Но как возлюбить ближнего своего, если ближние твои желают лишь схватить тебя и убить? Ты бежишь от смерти, ставшей реальностью, от ада страшных гетто, от безнадежности к надежде… Но надежда может обмануть. И тогда “плачьте не об ушедших, а об оставшихся…”

9. Дитя господина Лина. Филипп Клодель

Тонкий, необычный, элегантно-изысканный роман. Господин Лин – вынужденный иммигрант. Он не говорит по-французски, ему чужды европейские традиции. Он одинок и беззащитен. Во время гражданской войны в своей далекой стране он потерял всю семью, осталась только внучка, в которой старик души не чает. Она никогда не плачет, от нее никто не слышал ни единого слова. Старик не расстается с ней ни на минуту – кажется, если он выпустит ее из рук, то его жизнь оборвется. Книга посвящена “всем господинам Линам и их детям”, всем нам, для кого любовь близких – та соломинка, которая держит и не дает пропасть.

10. Дом, где тебя ждут. Ирина Богданова

У каждого человека должен быть Дом, где его ждут. Но как поступить, если судьба вынуждает бежать за море и на память о самом дорогом человеке остается лишь старый медный ключ от каморки под лестницей? Уезжая, люди не знали, доведется ли им вернуться назад. Россия, Франция, Африка, Америка – какую дорогу выбрать, чтобы не заблудиться между добром и злом? Новый роман Ирины Богдановой – для тех, кто любит книги, в которых семейные тайны тесно переплетаются с историей страны, и где любовь и верность не пустые слова, а путеводная звезда Вифлеема, приводящая к родному порогу.

Оцените статью
Все о книгах