10 книг о Великой Отечественной войне, которые должен прочитать каждый

Подборки книг

1. Момент истины. Богомолов Владимир

Роман “Момент истины” (“В августе 44-го”) переиздавался множество раз суммарным тиражом в несколько миллионов экземпляров, был переведен на десятки языков и стал настоящим бестселлером. По книге снят одноименный фильм с Евгением Мироновым и Владиславом Галкиным в главных ролях. История, рассказывающая о работе сотрудников СМЕРШ. Сюжет, построенный на богатом фактическом материале, держит в напряжении до последней страницы…

2. В списках не значился. Васильев Борис Львович

“В списках не значился” – одна из самых известных повестей Бориса Васильева. Это история о первых днях войны, об обороне легендарной Брестской крепости и, конечно, о людях, вставших на защиту Родины. Главный герой – лейтенант Плужников, сражавшийся с фашистами до последнего вздоха, – это символ всех неизвестных, “безымянных” солдат, самоотверженно воевавших с немецкими захватчиками.

3. Прокляты и убиты. Астафьев Виктор Петрович

Над романом-эпопеей “Прокляты и убиты” Астафьев работал долго – с 1990 по 1994 гг – и так и не написал запланированной последней, третьей книги, однако это не помешало произведению стать одним из самых сильных и пронзительных образцов российской “военной” прозы. Необычно уже само название романа, пришедшее из писаний русских старообрядцев: “Все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут Богом прокляты и убиты”. Столь же необычно в этой эпопее все – идея войны как наказания Божия, посланного народу за ужасы революции и отказ от веры; предельный реализм в описаниях солдатского быта; удивительно искренний и народный патриотизм, сочетающийся со столь же глубинным и народным неприятием “советчины”. Ничего подобного в русской “военной” прозе не было ни до, ни после удивительной эпопеи Астафьева.

4. Сын полка. Катаев Валентин Петрович

Повесть “Сын полка” была написана Валентином Петровичем Катаевым (1897-1986) в 1944 году, в дни Великой Отечественной войны. Это история о судьбе простого крестьянского мальчишки Вани Солнцева, у которого война отняла все: родных и близких, дом и само детство. Наравне со взрослыми солдатами он преодолевал тяготы и опасности, помогая приблизить Великую Победу.

5. Мертвым не больно. Быков Василь Владимирович

Случайная встреча в гостинице вновь оживляет в памяти немолодого уже человека далекие дни войны, когда ему, совсем еще юному офицеру, поручили по пути в госпиталь конвоировать в тыл трех немецких пленных. Так буднично начались события, навеки оставившие в его душе незаживающую рану… Повесть Василя Быкова “Мертвым не больно” — одно из самых мощных и откровенных произведений отечественной “военной прозы”. Отсутствие показного, ложного “героизма” в ней усиливает веру в происходящее, доходящую до эффекта полного погружения в сознание молодого интеллигента, заброшенного в кровавый хаос войны, где боли и смятения, пожалуй, действительно могут не испытывать лишь те, кто уже убит.

6. В окопах Сталинграда. Некрасов Виктор Платонович

“В окопах Сталинграда” (впервые опубликованная в 1946 году) шла к читателю непросто и появилась в печати лишь благодаря настойчивости Александра Твардовского, однако именно с нее началась слава одного из лучших направлений в отечественной литературе о Великой Отечественной войне — “лейтенантской прозы”. Простая и человечная, во многом автобиографичная, полная точных деталей и выразительных характеров, повесть Некрасова — истинный гимн “маленьким людям”, выигравшим большую войну, обычным людям, ставшим частью великого подвига.

7. А зори здесь тихие… Васильев Борис Львович

В книгу вошли известные повести Б. Васильева, рассказывающие о Великой Отечественной войне, участником и свидетелем которой был автор, и произведения, написанные в последние годы, в которых писатель попытался осмыслить и художественно отразить нравственные противоречия нашего времени в судьбах людей. Успех экранизаций повестей “Завтра была война”, “А зори здесь тихие…”, “В списках не значился” в большой степени был обусловлен пронзительностью авторского повествования, подлинностью описываемых событий, трагичностью историй о войне, о которых Б. Васильев знал не понаслышке, а из личного опыта.

8. Блокада Ленинграда. «Никто не забыт, ничто не забыто!» Берггольц Ольга Федоровна

“Никто не забыт и ничто не забыто!” — эти легендарные строки Ольги Берггольц высечены на мемориальной стене Пискаревского кладбища, где похоронено полмиллиона жертв Ленинградской блокады. Все 872 блокадных дня Ольга Федоровна находилась в Ленинграде. Ее голос ежедневно звучал в радиоэфире, вселяя надежду в голодных и ослабевших. Знаменитая поэтесса, автор пронзительных стихов и прозы, навсегда вошла в историю Великой Отечественной войны как МУЗА БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА. “Сто двадцать пять блокадных грамм, / С огнем и кровью пополам”, — писала она о тех страшных днях. В этот сборник включены книги “Дневные звезды”, “Говорит Ленинград”, а также все стихотворения и поэмы Ольги Берггольц, посвященные одной из самых трагических страниц в истории войны — блокаде Ленинграда. ВПЕРВЫЕ В ОДНОМ ТОМЕ ВСЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ОЛЬГИ БЕРГГОЛЬЦ О БЛОКАДЕ!

9. Блокадная книга. Гранин Даниил Александрович, Адамович Алесь Михайлович

“Блокадная книга” рассказывает о муках осажденного фашистами Ленинграда, о героизме его жителей, о страданиях и о мужестве, о любви и о ненависти, о смерти и бессмертии. Основанная на интервью с очевидцами, документах, письмах, она остается самым подлинным, ярким свидетельством блокадных лет, книгой, которую должен прочесть каждый. В настоящее издание, помимо давно ставшего классическим основного текста “Блокадной книги”, вошли также материалы, рассказывающие об истории ее создания, и многочисленные архивные фотографии блокадных лет.

10. Убиты под Москвой. Воробьев Константин Дмитриевич

“Это мы, Господи!..”, “Крик”, “Убиты под Москвой” – с этими и другими произведениями Константина Воробьева к отечественному читателю едва ли не впервые пришла невыдуманная, неприукрашенная, неприглядная, пронзительная в своей будничной жестокости правда о войне: о лагерном плене и заградотрядах, о страшных потерях первых военных месяцев, о преодолеваемых личным солдатским мужеством “тупости неподготовленных командиров и трусости политруков”; правда, концентрация которой, по словам А. Солженицына, “вызывала бешеную атаку советской казенной критики”. Воробьев “долго и трудно шел в литературу, его рукописи громили московские рецензенты… громили беспощадно, изничтожающе… за “искажение положительного образа”, за “пацифизм”, за “дегероизацию”… В особенности досталось за “окопную правду”, за “натуралистическое” изображение войны и за искажение “образа советского воина””, – сказал об авторе настоящей книги другой писатель-фронтовик, Виктор Астафьев. В 2001 году Константину Воробьеву была посмертно присуждена премия Александра Солженицына – как прозаику, “чьи произведения в полновесной правде явили трагическое начало Великой Отечественной войны, ее ход, ее последствия для русской деревни и позднюю горечь пренебреженных ветеранов”.

Оцените статью
Все о книгах