10 книг о Советском союзе

Подборки книг

1. Архипелаг ГУЛАГ

«Архипелаг ГУЛАГ» – всемирно известная эпопея, вскрывающая смысл и содержание репрессивной политики в СССР от ранне-советских ленинских лет до хрущёвских (1918–1956). Это художественное исследование, переведенное на десятки языков, показало с разительной ясностью весь дьявольский механизм уничтожения собственного народа. Книга основана на огромном фактическом материале, в том числе – на сотнях личных свидетельств. Прослеживается судьба жертвы: арест, мясорубка следствия, комедия «суда», приговор, смертная казнь, а для тех, кто избежал её, – годы непосильного, изнурительного труда; внутренняя жизнь заключённого – «душа и колючая проволока», быт в лагерях (исправительно-трудовых и каторжных), этапы с острова на остров Архипелага, лагерные восстания, ссылка, послелагерная воля.

2. Варлам Шаламов — Собрание сочинений

В трехтомном собрании сочинений Варлама Шаламова вы больше узнаете о Советском Союзе и ужасной жизни его граждан. Через произведения представленные в собрании сочинений вы больше узнаете и про современную Россию. В значительно лучшей степени сможете понять это государство и его обитателей. Не стоит забывать о том, что современная Россия недалеко ушла от тоталитаризма прошлого века и во многом является преемницей прежнего строя. В рассказах Шаламова вы больше узнаете о жизни людей, о жизни заключенных советских концлагерей, о борьбе за саму возможность третьесортного существования. А также, о том, к чему приводит: стадность, безнаказанность, всевластие государства.

3. Наталья Евгеньевна Горбаневская — Полдень

Документальное произведение «Полдень» описывает события, происходившие летом 1968 года. В конце августа горстка смельчаков вышла на центральную площадь столицы для протеста против введения советской армии на территорию Чехословакии. Наталья Горбаневская была одной из участниц этой громкой демонстрации. Приятного чтения.

4. Юрий Михайлович Поляков — Сто дней до приказа

Рассказ про дедовщину в Советской Армии и борьбу с ней. События выдуманные, но проблема дедовщины актуальна и сегодня. Вот только защититься от нее, как у героев произведения, не всегда получается. Приятного чтения.

5. Иван Алексеевич Бунин — Окаянные дни

Дневниковые записи «Окаянные дни» — это выдающееся творение, повествующее о событиях Октябрьской Революции. Основой для создания произведения стал непосредственно дневник Бунина, который он вел в 1918-1920 годы.

6. Джон Стейнбек «Русский дневник»

Книга впечатлений двух американцев — писателя Джона Стейнбека и фотографа Роберта Капа о послевоенном СССР. «Просто честный репортаж без комментариев, без выводов о том, что мы недостаточно хорошо знаем» — вот формула их творческой установки.
СССР 1947-го года от нас далек не в меньшей степени, чем от США-47, поэтому эти честные, хотя иногда и простодушные свидетельства могут быть интересны современному российскому читателю не в меньшей степени, чем тогдашнему американскому. Кроме Москвы Стейнбек и Кап побывали в Сталинграде и, словно нарочно для нас сегодняшних, в Киеве и Тбилиси (в Тифлисе, как пишет Стейнбек). «Мы знаем, что этот дневник не удовлетворит никого. Левые скажут, что он антирусский, правые — что он прорусский». Примерно так и получилось. На русском книга о Советском Союзе была издана только в конце перестройки, за год до распада самого СССР.

7. Виктор Некрасов «В окопах Сталинграда»

Один из первых и вместе с тем один из лучших романов о той войне. Можно было бы добавить «один из самых известных», если бы не годы забвения в СССР после того, как автор стал диссидентом.
Роман об отступлении и обороне — о самых тяжелых временах защищающейся страны. Чем СССР отличается от Франции? «…Люди у нас немножечко другого сорта. И поэтому-то мы и воюем. До сих пор воюем. Даже здесь, на Волге, потеряв Украину и Белоруссию, воюем. А какая страна, скажите мне, какая страна, какой народ выдержал бы это?» Или вот еще из беседы двух офицеров, парадоксально звучащее именно в наши дни: «Перед Наполеоном мы тоже отступали до самой Москвы. Но тогда мы теряли только территорию, да и то это была узкая полоска. И Наполеон, кроме снегов и сожженных сел, ничего не приобрел. А сейчас? Украины и Кубани нет — нет хлеба. Донбасса нет — нет угля. Баку отрезан, Днепрострой разрушен, тысячи заводов в руках немцев. Какие перспективы?»
В 1946-м, когда опубликовали роман, ответ на этот вопрос уже был: победа. Другие, сколь угодно дальние перспективы казались тогда немыслимыми.

8. «Кулинария» 1955 года

Чистой воды нон-фикшн — ничего художественного, кроме несчетного числа цветных иллюстраций вроде «Сельдь с гарниром» и «Утка жареная с апельсинами».
Трехкилограммовый том, выпущенный гигантским тиражом, — своего рода памятник (и до известной степени пропагандистский) советскому научно-обоснованному питанию, а шире сказать — торжеству победившего социализма. Помимо познавательных статей книга содержит более трех тысяч (!) рецептов, особенно содержателен раздел «Национальные блюда союзных республик». Правда в нем не представлены национальные блюда самой большой республики — РСФСР, зато наряду с украинскими, узбекскими, литовскими и другими приводятся отдельной главой карело-финские блюда (Карело-Финская ССР будет упразднена через год после выхода «Кулинарии»).
Книга поражает своей монументальной избыточностью. Все рецепты рассчитаны на масштабы общественного питания, с демонстративным пренебрежением к возможному дефициту продуктов, так что для дома сей фолиант не представлял никакого практического значения. И все же каждая хозяйка стремилась приобрести «Кулинарию». Ее присутствие в доме вселяло веру в устойчивость этого мира, непоколебимость его основ.

9. Фазиль Искандер «Созвездие Козлотура»

«В один прекрасный день я был изгнан из редакции одной среднерусской молодежной газеты» — так начинается повесть, публикация которой в 1966 году прославила Фазиля Искандера, абхазского писателя, пишущего на русском языке. Покинув Среднерусскую возвышенность, герой повести, молодой стихотворец, попадает на Кавказ, где становится причастным к стремительно набирающей обороты фантасмагорической сельскохозяйственной кампании по выведению козлотура — смеси горного тура с обыкновенной козой. Козлотуризация, затеянная с оглядкой на Москву, как легко догадаться, заканчивается ничем, ну, а сама повесть — по-искандеровски на лирической ноте.
Смешная и умная книга.

10. Илья Ильф, Евгений Петров «Золотой теленок»

Шантаж — он везде шантаж (если называть вещи своими именами), но вся эта история могла произойти только там, где произошла: в СССР. Почему бы не взглянуть на известнейший советский сатирический роман под этим углом зрения?

 

Оцените статью
Все о книгах