10 книг лауреатов престижных российских литературных премий

Подборки книг

1. Лавр. Водолазкин Евгений Германович

Филолог, специалист по древнерусской литературе, он не любит исторических романов, “их навязчивого этнографизма – кокошников, повойников, портов, зипунов” и прочую унылую стилизацию. Используя интонации древнерусских текстов, Водолазкин причудливо смешивает разные эпохи и языковые стихии, даря читателю не гербарий, но живой букет.

2. Дети мои. Яхина Гузель Шамилевна

«Дети не боялись ничего. В их доверчивых взорах и открытых лицах Бах узнавал то же бесстрашие, что наблюдал с рождения в глазах Анче. Голоса детей были полны веры и страсти, а улыбки – любви и надежд. Движения их были свободны, радостны, и они несли эту радость и эту свободу с собой – на покровские улицы, в тесные пространства местных рабочих клубов, театров, читален. Детей не пугали рыбьи и мышиные морды взрослых – возможно, дети их попросту не замечали: они проходили сквозь чужие страхи – как через мелкий брод, оставаясь при этом сухими. Мир распадался надвое: мир испуганных взрослых и мир бесстрашных детей существовали рядом и не пересекались».

3. 0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия. Талантов Петр Валентинович

Масштабное и исчерпывающее исследование прошлого, настоящего и будущего доказательной медицины. Врач, член Общества специалистов доказательной медицины и Комиссии Российской академии наук по противодействию фальсификации научных исследований, сооснователь фонда «Эволюция» Петр Талантов подробно и увлекательно рассказывает о том, что такое настоящая медицина, как она развивалась и в чем ее отличие от магии и шарлатанства.

4. Дни Савелия. Служитель Григорий Михайлович

Он родился на Таганке, а вырос в Саду им. Баумана. Ритм его жизни строился сообразно пропорциям концерта L’amoroso Антонио Вивальди. За завтраком он узнавал новости из газет, а имя получил в честь трехпроцентного творога, который так любила его мама. Главный персонаж романа Григория Служителя – кот Савелий. Вот он завороженно разглядывает старый дребезжащий трамвай, замерев на рельсах. А вот уже скачет во весь опор в гости к живущей в старой стиральной машине тете Мадлен, чтобы послушать рассказы о старых добрых временах, когда их большая кошачья семья жила дружно и счастливо. Так события, которые произошли задолго до рождения Савелия, становятся частью и его времени. Вскоре беззаботное детство котенка также становится историей. Как замечает сам Савелий, судьба всегда чешет котов против шерсти, и у него было слишком много поводов убедиться в этом на своем горьком опыте.

5. Дом правительства. Слезкин Юрий Львович

В этом доме умирала революция. Сюда заселились видные политические борцы, пламенные революционеры, несгибаемые коммунисты, прошедшие горнило каторги и царских тюрем. Здесь они обрели быт. Просторные комнаты, прислугу, горячую воду, туалеты с окнами. И проиграли. Именно здесь они превратятся из твердых искровцев в партийных деятелей. В этом доме рушились судьбы. Здесь, заслышав скрип тормозов и увидев из окна остановившийся у подъезда черный воронок, шли обнять детей, собирали вещи и, простившись с женой, ждали, пока неумолимый грохот сапог, отдающийся эхом в пустом лестничном пролете, не замрет у двери. Кому-то везло, кому-то нет. Более трехсот жителей дома было расстреляно. Более четырехсот отправлены в лагеря. Здесь бок о бок жили герои и предатели, палачи и жертвы, талантливые писатели и доносчики, закаленные в боях генералы и трусы. При этом многие из них играли сразу несколько ролей.

6. Финист – ясный сокол. Рубанов Андрей Викторович

Это изустная побывальщина. Она никогда не была записана буквами. Во времена, о которых здесь рассказано, букв ещё не придумали. Малая девка Марья обошла всю землю и добралась до неба в поисках любимого — его звали Финист, и он не был человеком. Никто не верил, что она его найдёт. Но все помогали. В те времена каждый помогал каждому — иначе было не выжить. В те времена по соседству с людьми обитали древние змеи, мавки, кикиморы, шишиги, анчутки, лешаки и оборотни. Трое мужчин любили Марью, безо всякой надежды на взаимность. Один защитил, другой довёл до края земли, третий донёс до неба. Из-за одной малой девки целый мир сдвинулся и едва не слетел с оси. Ничто, кроме любви, не может сдвинуть мир с места. «Много сюжетных линий, удивительно продуманный язык каждого из трёх Иванов-рассказчиков, и ты листаешь и ждёшь, когда же оно всё сплетётся… Наверное, я хотела бы сделать саундтрек к фильму по этой книге» (Наталья О’Шей, основательница и солистка группы «Мельница»).

7. Венедикт Ерофеев: посторонний. Лекманов Олег Андершанович , Свердлов Михаил Игоревич

«Веня наплодил уйму легенд, «дез» и апокрифов о себе, пестовал их и множил. Стараниями апостолов – его приятелей и почитателей – это «Евангелие от Ерофеева» получило широкое хождение. И не завидую тем, кто возьмется за подлинное, немифологизированное жизнеописание Венедикта Васильевича Ерофеева. Отделить истинность от театрализации жизни непросто. Каков он настоящий, видимо, до конца не знает никто». – Анатолий Иванов

8. Я буду всегда с тобой. Циркумполярный роман. Етоев А.

Июнь, 1943 год, Зауралье, Полярный круг. Отблески военных зарниц красят горизонт кровью, враг еще не сдается и с переломленным под Сталинградом хребтом медленно отползает к Западу. Но и сюда, на пространства тундры возле матери приполярных вод великой реки Оби, на города, поселки, лагерные зоны, фактории и оленьи стойбища, падает тень войны и наполняет воздух тревогой. Эта неспокойная атмосфера одних сводит с ума, превращая людей в чудовищ или в жалкое подобие человека, лишенное воли и милосердия, другие, такие же с виду люди, возвышаются над морем житейским и становятся героями или ангелами. А в центре этих событий жизнь и судьба художника, в волшебных руках которого дышит и оживает глина, камень, дерево и металл.

9. Александр Иличевский «Чертёж Ньютона»

Александр Иличевский (р. 1970) — прозаик и поэт, лауреат премий «Русский Букер» («Матисс») и «Большая книга» («Перс»). Герой его нового романа «Чертеж Ньютона» совершает три больших путешествия: держа путь в американскую религиозную секту, пересекает на машине пустыню Невада, всматривается в ее ландшафт, ночует в захолустных городках; разбирает наследие заброшенной советской лаборатории на Памире, среди гор и местных жителей с их нехитрым бытом и глубокими верованиями; ищет в Иерусалиме отца — известного поэта, мечтателя, бродягу, кумира творческих тусовок и знатока древней истории Святой Земли.

10. Тимур Кибиров «Генерал и его семья»

Тимур Кибиров — поэт и писатель, автор более двадцати поэтических книг, лауреат многих отечественных и международных премий, в том числе премии «Поэт» (2008). Новая книга «Генерал и его семья», которую сам автор называет «историческим романом», — семейная сага, разворачивающаяся в позднем СССР. Кибиров подходит к набору вечных тем (конфликт поколений, проблема эмиграции, поиск предназначения) с иронией и лоскутным одеялом из цитат, определявших сознание позднесоветского человека. Вложенный в книгу опыт и внимание к мельчайшим деталям выводят «Генерала и его семью» на территорию большого русского романа, одновременно искреннего и саркастичного.

Оцените статью
Все о книгах