10 книг, где ключевую роль играют дневники, письма

Подборки книг

1. Тайный дневник Розовой Гвоздики. Лорен Уиллиг

Розовая Гвоздика и Пурпурная Горечавка…
Кодовые имена двух самых таинственных английских шпионов в наполеоновской Франции.
О них не известно практически ничего.
Однако историк Элоиза Келли, работающая над диссертацией о британской разведке конца XVIII -начала XIX века, неожиданно получает доступк уникальным рукописям.
Рукописям, проливающим свет на подлинную историю Розовой Гвоздики – историю смертельно опасной политической игры, предательства, убийств и изощренных шпионских интриг

2. Ее тайный дневник. Джулия Куин

В десять лет Миранда Чивер вовсе не обещала стать красавицей, и только друг семьи, молодой Найджел Бевелсток, предмет ее тайной детской влюбленности, догадывался, в какой прекрасный цветок превратится этот скромный бутон.
Прошли годы, и мисс Чивер действительно расцвела. У нее масса поклонников, но сердце по-прежнему принадлежит Найджелу. Однако он, прошедший сквозь ад Наполеоновских войн, упорно отказывается видеть в Миранде взрослую девушку.
А между тем Миранда не ребенок. Она вполне способна пробудить в Найджеле пламя новой любви…

3. Тайный дневник музы. Алена Брандис

Мы способны менять других людей. И для этого не нужно читать им мораль или давать советы. Достаточно просто желать им счастья и представлять их счастливыми и успешными. Грядет время, когда появятся новые формы женской реализации, и Муза – одна из них. Но уже сейчас многие женщины стремятся быть Музами для своих мужчин и познают, как вдохновлять их на успех и достижение благосостояния.

4. Сохрани мою печальную историю…: Блокадный дневник Лены Мухиной. Е. Мухина

То, что блокадный дневник школьницы Лены Мухиной сохранился, – само по себе уже чудо. Мы знаем “взрослые” свидетельства того чудовищного, до конца не изученного явления, которое называется Ленинградской блокадой, но “детских” свидетельств — мало. Что можно противопоставить мучительному умиранию от голода в условиях, когда рушатся общепринятые нормы морали? Что может спасти от духовной деградации в условиях, когда борьба за выживание лишает “человеческого лица”, а голод и страх смерти превращают человека в животное? Одним из средств спасения оказался алфавит, порядок букв. Попытка через слово осмыслить происходящее, понять себя. И еще: интуитивное знание, что нужно сохранить свою историю, свой опыт – для других. Подобно дневнику Анны Франк, тетради Лены Мухиной обладают, помимо исторической и гуманистической ценностей, несомненным литературным достоинством и могут быть причислены к числу наиболее ярких и незабываемых произведений двадцатого века.

5. Тайный дневник да Винчи. Давид Сурдо, Анхел Гутьеррес

Профессор-археолог оставил внучке Каталине наследство – два фрагмента пазла, роман Стивенсона “Остров сокровищ” и… кулинарную книгу. Странный выбор для человека, посвятившего всю жизнь изучению творчества Леонардо да Винчи.
Что это? Экстравагантная выходка чудаковатого ученого?
Или головоломка, которая должна дать девушке ключ к новым тайнам да Винчи, способным перевернуть многие наши представления об истории и религии?
Пытаясь найти ответ на эти вопросы, Каталина очень скоро начинает понимать: разгадка тайн великого Леонардо может стоить ей жизни…

6. Дневник писателя. Федор Михайлович Достоевский

Первый в русской литературе пример периодического издания писательского дневника как формы общения с читателем. “Дневник” имел огромный успех у читателей. Сегодняшний расцвет жанра сетевой публицистики не во многом был предвосхищен именно Ф.М.Достоевским, современный читатель имеет возможность оценить интеллектуальный уровень осмысления действительности тогда и теперь.
Для широкого круга читателей.

7. Пианист. Варшавские дневники 1939-1945. Владислав Шпильман

Это воспоминания известного польского музыканта и композитора Владислава Шпильмана о годах жизни в оккупированной немцами Варшаве с 1939 по 1945 год. В качестве приложения к книге опубликованы отрывки из военных записок капитана вермахта Вильма Хозенфельда, спасшего В. Шпильмана в разрушенной Варшаве.

8. Цветы для Элджернона. Дэниел Киз

Тридцатитрехлетний Чарли Гордон – умственно отсталый. При этом у него есть работа, друзья и непреодолимое желание учиться. Он соглашается принять участие в опасном научном эксперименте в надежде стать умным… Эта фантастическая история обладает поразительной психологической силой и заставляет задуматься над общечеловеческими вопросами нравственности: имеем ли мы право ставить друг над другом эксперименты, к каким результатам это может привести и какую цену мы готовы заплатить за то, чтобы стать “самым умным”. А одиноким? На вопросы, которые поднимали еще М. Булгаков в “Собачьем сердце” и Дж. Лондон в “Мартине Идене”, Дэниел Киз дает свой однозначный ответ.

9. Тайный дневник Исабель. Карла Монтеро Манглано

Юная испанка Исабель приезжает погостить к своей австрийской родне. Оба кузена, светский лев Ларе и загадочный Карл, ищут ее благосклонности. Но в замке Брунштрих ее ждут не только любовные интриги… Девушка становится свидетельницей жестоких ритуалов тайной секты. И в тот самый миг, когда Исабель готова закричать от ужаса, выдав свое присутствие, Карл спасает ее. Или похищает? Слишком многие в романе оказываются не теми, за кого себя выдают… Финал абсолютно непредсказуем!

10. Кащенко! Записки не сумасшедшего. Елена Котова

Новый сборник Елены Котовой – это дом, за каждым окном которого – жизнь в ее изменчивой простоте. И оказывается, что будни за решеткой московской психбольницы не абсурднее гламурного шопинга за витриной лондонского магазина, старушки грезят по-девичьи, у независимого плейбоя появляется вдруг взрослая дочь, а жена полюбила мужа в момент расставания. Это трагично, это смешно, это узнаваемо. Автор рассказывает житейские истории с неповторимым шармом, простегивая яркой ниткой абсурда пестрые картины.

Оцените статью
Все о книгах