10 биографий знаменитых женщин

Подборки книг

1. Русские, или из дворян в интеллигенты. Станислав Рассадин

Девятнадцатый век не зря называют “золотым” веком русской литературы. Всего через два года после смерти Д. И. Фонвизина родился А. С. Грибоедов, еще через четыре года на свет появился А. С. Пушкин, еще год – Баратынский, и пошло: Тютчев, Гоголь, Герцен, Гончаров Лермонтов, Тургенев, Достоевский, Некрасов, Островский, Щедрин, Лев Толстой… Завязалась непрерывная цепь российской словесности, у истоков которой стояли Державин и Фонвизин. Каждое звено это цепи – самобытная драгоценность, вклад в сокровищницу мировой литературы. О жизни и творчестве тех, кто составил гордость нашей культуры, о становлении русской интеллигенции рассказывает известный писатель С. Б. Рассадин.

2. Любовь и страсть Серебряного века. Александр Корин

Красивые и загадочные, гордые и непредсказуемые… Если бы эти женщины, яркие и очаровательные, не встречались на пути знаменитых людей, возможно, не появились бы на свет многие шедевры.
Сначала Кандинский влюбился в ее голос. Образ незнакомки, ответившей ему по телефону, не давал художнику покоя. Он даже посвятил ей картину. Вскоре они встретились. Так Нина стала женойВасилия Кандинского. А много лет спустя богатую вдову знаменитого русского художника убилив маленьком швейцарском городке. Но погубила Нину Кандинскуюдругая страсть…
Мизия, она же мадам Серт. Ее рисовали Шагал и Пикассо, Тулуз-Лотрек и Ренуар, ей посвящали музыку Стравинский и Равель, Дебюсси и Форе. А сама Мизия больше всего на свете любила Русский балетСергея Дягилева, чьей доброй музой и ангелом-хранителем была до конца жизни…
Татьяна Яковлева, любовь Маяковского. Вся ее жизнь напоминает сценарий какого-нибудь мексиканского сериала, настолько сказочной и неповторимой она была… В этой книге перед читателем предстанут легендарные женские фигуры магического и загадочного Серебряного века русской культуры.

3. Неистовая маркиза. Скот Д. Райерссон, Майкл Орландо Яккарино

Маркиза Луиза Казати – культовая фигура европейского масштаба первой трети 20 в. Ее магнетизм завораживал известных художников, поэтов, артистов того времени: среди близких друзей и знакомых Луизы актриса Сара Бернар, глава и теоретик футуризма Филиппо Томмазо Маринетти, скульптор Джейкоб Эпстайн, футурист Джакомо Балла, художник Огастас Джон, модельер Поль Пауре, художник Лев Бакст, писатель Габриеле д’Аннунцио, художник Кес ван Донген, театральный деятель Сергей Дягилев, балерина Айседора Дункан, танцовщик Вацлав Нижинский, фотограф Сесил Битон.
Образ экстравагантной маркизы создавали на сцене Вивьен Ли, Ингрид Бергман и др. Джон Гальяно в 1998 году вынес на суд публики коллекцию от-кутюр, посвященную эксцентричной аристократке, затем его примеру последовал молодой итальянский дизайнер Марко Коретти. Под обаяние Луизы Казати попал великий Карл Лагерфельд, возродив дух божественной маркизы в серии своих творений (2003). Муза Казати витала и над коллекцией Армани (2005).
Единственная биография маркизы изложена в книге Скотта Райерсона и Майкла Яккарино Infinite Variety. Текст написан на основе документальных источников, воспоминаний современников, приведены отрывки из произведений писателей и поэтов из ее окружения (цитаты снабжены ссылками).

4. Ностальгия. Рассказы. Воспоминания. Теффи

Автор считает нужным предупредить, что в «Воспоминаниях» этих не найдет читатель ни прославленных героических фигур описываемой эпохи с их глубокой значимости фразами, ни разоблачений той или иной политической линии, ни каких-либо «освещений и умозаключений».

Он найдет только простой и правдивый рассказ о невольном путешествии автора через всю Россию вместе с огромной волной таких же, как он, обывателей.

И найдет он почти исключительно простых, неисторических людей, показавшихся забавными или интересными, и приключения, показавшиеся занятными, и если приходится автору говорить о себе, то это не потому, что он считает свою персону для читателя интересной, а только потому, что сам участвовал в описываемых приключениях и сам переживал впечатления и от людей, и от событий, и если вынуть из повести этот стержень, эту живую душу, то будет повесть мертва.

5. Coco Chanel. Легенда и жизнь. Жюстин Пикарди

История жизни Коко Шанель похожа на роман с приключениями – начиная с детства, проведенного в монастырском приюте в департаменте Коррез в центре Франции, и до последних дней ее жизни, прошедших в апартаментах парижского отеля Ritz.
Центральная фигура светского общества 1920-30-х годов, в которое входили аристократы, художники и светская богема, Шанель была близкой подругой Жана Кокто, Сальвадора Дали, Игоря Стравинского и Пабло Пикассо. Она стала первой портнихой, которую принял высший свет, и первой светской дамой, допущенной в круги художественной элиты.
Британской писательнице Жюстин Пикарди, автору новой биографии “Coco Chanel. Легенда и жизнь”, посчастливилось воспользоваться материалами закрытых архивов (например, архива Фонда Черчилля в Кембридже). Благодаря новым данным ей удалось распутать нити, опутывавшие легенду Шанель, и запечатлеть истинное лицо Великой Мадемуазель.
Многие из фотографий, использованных в оформлении этой книги, заимствованы из частных архивов и публикуются впервые. Автор книги побывала в местах, связанных с личной историей Шанель, – от монастыря в Обазин до Хайлендских озер. С новыми подробностями описан английский период жизни Шанель, ее бурный роман с богатым и эксцентричным герцогом Вестминстерским, ее отношения с Уинстоном Черчиллем.
Параллельно с биографической линией повествования, читатель откроет для себя секреты творчества гениальной Шанель – создательницы аромата Chanel №5 и маленького черного платья, автора твидового жакета и ювелирной коллекции Bijoux de Diamants – узнает об источниках вдохновения женщины, построившей “с нуля” модную империю и совершившей революцию в моде XX века.

6. Люди Театра. Владимир Гиляровский

Это рассказ о тех, кто жил театром: о великих знаменитостях, среди которых В. Н. Андреев-Бурлак, А. И. Южин, К. С. Станиславский, М. Н. Ермолова, и о безвестных провинциальных актерах, «театральных плотниках и даже переписчиках пьес и ролей, ютившихся в ночлежках Хитровки».

7. Любовь и бунт: Дневник 1910 года. Софья Толстая

В основу этой книги положен дневник С. А. Толстой 1910 года, супруги Л. Н. Толстого, который публикуется в сопровождении других документов того же времени: дневниковых записей и писем самого Л. Н. Толстого, воспоминаний дочерей Татьяны и Александры, а также свидетельств людей, входивших в ближайшее окружение писателя, — В. Г. Черткова, Д. П. Маковицкого, В. Ф. Булгакова, П. И. Бирюкова и др.
В 2010 году, когда отмечалась столетняя годовщина смерти Л. Н. Толстого, тема его ухода из Ясной Поляны вновь вызвала большой интерес, и не только в России, но и в мире. Так, в 2009 г. был снят фильм «Последнее воскресение» с Хелен Миррен и Джеймсом Макэвоем. Появилось много публикаций, посвященных последним месяцам жизни Толстого.
В основу этой книги положен дневник 1910 года жены писателя. Софья Андреевна Толстая прожила вместе с Л. Н. Толстым почти полвека, не одно десятилетие она была центром многолюдной и счастливой яснополянской жизни.
Но 1910 год стал самым сложным в истории отношений гениального писателя и его жены: это был год духовного столкновения двух близких людей, и оно привело к тайному уходу Льва Толстого из дому. По существу, за драматическими картинами яснополянских баталий того года встает спор о смысле жизни, в который было втянуто все окружение Толстых.
Чтобы передать всю глубину и неоднозначность разворачивавшихся событий, в книге публикуются свидетельства других членов семьи и близких Л. Н. Толстому людей.

8. Воспоминания розы. К. де Сент-Экзюпери

Консуэло де Сент-Экзюпери была женой великого автора “Маленького принца” и “Планеты людей”. Ее живописью и скульптурой восхищались Метерлинк, д’Аннунцио, Моруа, Пикассо. Воспоминания Консуэло о муже написаны со свойственным ей экспансивным изяществом. Рукопись книги долгие десятилетия оставалась тайной архива, и только на рубеже веков разрешение на публикацию было наконец получено.
“Когда я лечу среди звезд и вижу вдали огоньки, я говорю себе, что это моя маленькая Консуэло зовет меня…” — писал Антуан де Сент-Экзюпери о своей любви к прекрасной Консуэло Сунсин. Красавец и герой, аристократ и воин граф де Сент-Экзюпери влюбился с первого взгляда. Друзья восторгались Консуэло, называя ее “маленьким сальвадорским вулканом”. Эта книга — драматичная и захватывающая история совместной жизни двух талантливых людей с необузданными, взрывными характерами. Именно Консуэло стала прообразом прекрасной Розы из “Маленького принца”.
В 1995 году в Великобритании был снят фильм “Сент-Экзюпери”», посвященный истории этого мучительного и счастливого брака.

9. О Раневской. Лев Лосев

Настоящая книга – это рассказы людей, с которыми дружила и работала Раневская (Н. Сухоцкая, Е. Юнгер, К. Михайлов, И. Андроников, А. Адоскин, И. Саввина, А. Васильев, Н. Лордкипанидзе, Р. Плятт, А. Эфрос, П. Антокольский, В. Нечаев, И. Игин, В. Слепаков, С. Юрский, М. Неелова, Л. Лосев.).Также в книгу включены наиболее интересные статьи О Фаине Георгиевне, также представлены некоторые высказывания Раневской, взятые из интервью, которые она давала в разные годы. В книгу вошло большое количество фотографий.

10. Ничего не боюсь. Зинаида Гиппиус

Личность и наследие Зинаиды Николаевны Гиппиус занимают в русской литературе XX столетия особое место. Яркий и глубокий лирик, одаренный прозаик, умный и тонкий критик, блестящий мемуарист, она пользовалась в литературных кругах значительным авторитетом и влиянием.Книги воспоминаний “Дмитрий Мережковский” и “Живые лица” взаимно дополняют друг друга, составляя единый мемуарный цикл. Если первая, по сути, вышла из дневника – это подробная фиксация событий, отразивших напряженные духовные искания русской интеллигенции конца XIX – начала XX века, то вторая – не просто и не только воспоминания, а еще и книга портретов – психологически убедительных и художественно достоверных; не случайно в ней главное не события, а личности – А.Блок, А.Белый, В.Брюсов, Ф.Сологуб, В.Розанов, А.Вырубова, Г.Распутин… Мемуары Гиппиус органично дополняют ее “Дневники”, отразившие время предельно живо, сжато, емко, точно, – волнующие, а порой и кровоточащие документы эпохи.

Оцените статью
Все о книгах